Правозащитница

Shampanskoe i pirozhnoe

Полковник Беньямин Санта-Мария Педро Зурита проснулся в хорошем настроении. Сегодня ожидалось маленькое развлечение. Старушке Мерседес, легендарной во всём Южном полушарии правозащитнице, исполнилось сто лет. У них в Лабундии эта Мерседес почти все свои сто лет была, как шило в заднице. Кругом совала свой нос. То ей сто лишних пеонов расстреляли, как шпионов, то не того арестовали, то не по закону ломали кости подозреваемым в полицейских участках.

В стране уже был устоявшийся порядок. К которому почти все привыкли. Сорок лет порядка. На предстоящих выборах полномочия Президента, полковника Беньямина Санта-Мария Педро Зуриты предполагалось продлить ещё на двадцать лет.

И только эта рухлядь Мерседес всё продолжала ковыряться, выискивать нарушения каких-то там человеческих прав и – что хуже всего – трезвонила потом об этом на весь мир.

Конечно, даром ей это не проходило. Юные штурмовики разбрасывали по стране листовки с карикатурами на старуху, двери её дома, почти регулярно, измазывали дерьмом, ей били стёкла, но она не унималась.

И вот – у Мерседес юбилей. До ста лет дожила, стерва. Стекловолоконный кабель к дому правозащитницы перегрелся от потока поздравительных телеграмм со всего света. Президенты США, Германии, Италии, главы правительств Сингапура, Арабских Эмиратов, даже – Китая торопились выразить своё почтение госпоже Мерседес.

Ну, уж, чья бы корова мычала, но хоть китайская бы молчала!

Лично Зурита Педро своего недовольства выжившей из ума правозащитницей не выказывал. К невинным шалостям штурмовиков он не имел никакого отношения. Да и негоже Президенту Великой Лабундии отвлекаться на подобные мелочи. В мире резко упал спрос на бананы и кокосовое молоко, которые были главными статьями экспорта. Население уже несколько лет, как перешло на бананы, их запивали кокосовым молоком, заедали кокосовым сыром, сметаной и пальмовым маслом. Мясо и прочие деликатесы распределялись среди лидеров партийной верхушки, а коньяк Hennessy поставлялся исключительно к столу Президента Беньямина Санта-Мария.

Чтобы народ не волновался по поводу однообразной еды, о нём нужно было заботиться. Какая-то там Мерседес?.. Президент никогда ничего о ней не знал и не хотел знать.

И вот – столетний юбилей!

Можно было, конечно, пройти мимо. Не заметить. Не обратить внимания. Тихонько спустить с поводка штурмовиков. Но, вот – общественное мнение. Наш кумир. На чём, собственно наш мир вертится. Его, всё-таки, при всей уверенности Президента в свой завтрашний и даже послезавтрашний, день, со счетов сбрасывать было нельзя.

И тут коллеги подсказали: — А что, если Вы, Педро Зуритович, Санта, заедете и лично поздравите именинницу с юбилеем?.. Представляете общественный резонанс? И, что на это скажут Ваши зажравшиеся партнёры, главы других государств? Это же их телевизорам и газетам обсуждений на полгода, а нам, быть может, и еды какой-нибудь подкинут!..

А – почему бы и нет? Бенито Педрович, Санта, отхлебнул Hennessy из хрустального мрака бокала и сказал – А, хули?..

И вот утро. Солнце на пальмах. Утренний кофе с коньяком приятно вскружил голову. Китайская массажистка прошлась по телу чувствительными своими пальцами, совершила горячее дыхание Дзен-Цинь над гениталией, отчего укрепился дух, и в организме возникла бодрость лидера.

Кортеж уже ожидал у дворца. Несколько броневиков, вертолёты. Танк всего один – не на войну же собрались! Подразделение снайперов уже давно расположилось в окрестностях дома Мерседес.

Когда подъехали к жилищу правозащитницы, так – на всякий случай – прошлись автоматно-пулемётными очередями по густым тропическим зарослям. Оттуда донеслись человеческие крики, но потом всё стихло. Заодно и зелень вокруг дома пулемётиками подстриглась.

Встреча прошла рутинно. Мерседес, и правда, было сто лет. Выглядела она неважно. Но Президенту обрадовалась. Хоть и была заметно удивлена.

Санта Президент и правозащитница обменялись рукопожатиями. Педро Беньямин, сладко улыбаясь, высказал благодарность за всё, что Мерседес сделала для страны, пожелал женщине прожить ещё столько, подарил губную помаду.

Хозяйка пригласила дорогого гостя к столу. Ей было трудно, но Мерседес отказалась от помощи и сама достала из холодильника пирожные и шампанское. Но Зурита Педро, Санта, от угощения отказался, заметив с улыбкой, что заберёт десерт с собой «сухим пайком». На чём и расстались.

Уже в салоне комфортабельного броневика Беньямин Педро и помощник посмотрели друг на друга, хлопнулись навстречу друг другу вытянутыми ладонями и расхохотались. – Ну, Вы и актёр, Бенито Педрович, ну и мастер! – заливался помощник. И – она, эта старая мочалка, поверила!..

Президент не мог себе отказать в удовольствии поржать от души над комедией, которую они только что разыграли с таким блеском.

– А не выпить ли нам шампанского? – спросил, захлёбываясь от смеха, сметливый помощник Санта Беньямина.

– Отнюдь, — воскликнул Президент с облучённой священным китайским духом гениталией.

Шампанское ещё не остыло. Корявой дороги в броневике за четырнадцать миллионов американских долларов совсем не чувствовалось. Выпили искристое, с пузырьками по горлу. Хорошо пошло. Всё-таки волновались, когда ехали на встречу, но так всё замечательно получилось! Присутствовали корреспонденты, уже через час фотоснимки и видео разлетятся по всему миру.

– Да, тут ещё пирожные! – Оба политика, главный и его слуга, закусили пирожным, и выпили по бокалу ещё.

Первым задергал головой и невпопад замахал руками помощник.
Глаза его закатились, изо рта потекла жёлтая, с кровью, пена…

Санта Зурита это увидел, но уже и сам ничего не мог сказать.

Правда, через хрипение и судорожные вздрагивания Президента ещё можно было расслышать: – Ссу-ка!.. Сво-о-лочь!..

© CD 2018*

*Рассказ опубликован по просьбе его автора под псевдонимом CD.

Похожие записи

вверх