Три искушения России и мониторинг времени

«Есть такое странное выражение: «российский народ». Все ощущают нелепость этого понятия, поскольку ему ничего не соответствует в реальности. В современной России нет народа. Есть население, люди, жители здешних краев, но нет народа. Народ – это нравственное целое общества, имеющее свою политическую форму в виде государства. О нравственном целом российского населения разговора нет, хотя бы потому, что нет у него настоящей устойчивой исторической памяти, связывающей единой нитью судьбы поколений. Достаточно вспомнить о бесчисленных никому не нужных, безвестных могилах защитников отечества среди лесов и полей страны.

Народ свою субъектность обычно определяет в форме государства, но в России оно прекрасно живет себе и без народа. Такое вот бессубъектное государство. Чем кормится, на чем произрастает эта квазигосударственность? Ее питательной почвой является какая-то роковая неспособность российского общества к самоорганизации, его поразительное равнодушие к собственной судьбе, всеобщие безволие и апатия. В такой стране и с такими людьми можно делать что угодно, чем успешно пользуется вконец одуревшее от бесконтрольности безответственное, узколобое властное сословие. Да оно и не сословие вовсе, а просто паразитирующее на умирающем теле некогда могучей страны прожорливое отродье.

Продолжить чтение