ТЕРМИНАТОР. Часть II.

Окончание. Начало здесь.

urodets Иду я как-то утром совсем один по своему Орску.

Вообще – это чудо, что до сих пор меня не пристрелили и не определили в какой-нибудь исправительный лагерь, где педофилы с изменниками Родины перевоспитываются. Я ждал этого со дня на день.
Сказать, что просто так ждал – значит, ничего не сказать. Поседел в свои двадцать семь лет. Ни с того ни с сего задыхаться стал иногда. Месячишко-другой среди патриотических восторгов родной страны – и сам бы коньки отбросил.

А тут вдруг наступила тишина. Тихая такая тишина. И страшно от неё было и как-то полузабыто-хорошо. Птичка какая-то, усевшись на ветку липы что-то застрекотала – так лучше той музыки я, наверное, и не слышал на свете!
Ни гвалта толпы, ни рёва репродукторов. Погасли все экраны по обочинам улиц, где можно было разглядывать четвертования и расстрелы. Пустые, чёрные экраны стояли на площадях и по краям дорог молча длинными рядами.

И я побрёл бездумно, опустошённо от площади Васнецова по трамвайным путям туда, к Уралу. Идти-то было всё равно, куда, но я пошёл почему-то туда. Шёл долго. Пока не вышел, наконец, на мост через Урал. Где всегда стояла будка с вечно голодными гаишниками. Где на середине моста был знак «Европа-Азия». Что означало, что по другую сторону моста уже Азия. Юрты, многожёнство, беспармак…

Вот шагни за черту назад – и можно тебе только одну жену. А переступи – и – пожалуйста! – Бери, сколько сможешь!

Но всё равно почему-то не было в Орске перенаселённости азиатской части, несмотря на очевидные привилегии.

И – опять-таки – черта с табличкой – это тебе не Берлинская стена. Сбегал на другую сторону, поел беспармаку, женился – и обратно. За одну ночь хождение за три моря. Сам себе и Миклухо-Маклай, и Афанасий Никитин. Практически без затрат – сто рублей на такси, и – никакого риску.
Вендиспансер – он уже в Европе, но тоже недалеко – на улице Пушкина. Сто рублей на такси…

А с табличками «Европа-Азия» в России явный перебор. Между Сибирью и Уралом такие таблички почти на каждой речке. Приедешь в Екатеринбург, что за тыщу километров от нашего Орска, а там, на мосту тоже табличка «Европа-Азия».

Может, их специально выставляют любители многожёнства и беспармака?..

Ну, и – иду я, значит, по пустынному мосту. Плавно Урал свои воды несёт.

И тут мне навстречу издали маленькая фигурка почудилась. Человек! Точно! Только… маленький…
Человечек этот ко мне приближался, и я всё больше убеждался, что где-то я его уже видел. Видел! Да! Это был тот самый уродец, лилипут, которого я когда-то безжалостным пинком спас от неминучей погибели!

И вот в таких странных обстоятельствах встретились мы с ним снова. Тут, на середине моста «Европа-Азия».
- Привет, Савелий! – обратился первым ко мне мой давний знакомый.
- Привет, Аркадий! – имя его я запомнил как-то сразу, равно, как и событие со страшным урчащим мотоциклом.
- Посидим тут на бордюрчике, или погуляем?..
Мне захотелось посидеть.
Я что-то почувствовал сильную усталость в ногах.

- Ну, как здоровье, как настроение? Чего новенького? – это такие вопросы представил мне на осмысление друг мой Аркадий.
С того момента, как мы с ним виделись не только много воды утекло, но и… крови… И он что? Не знает об этом?
Решил про здоровье меня спросить?

Или – я тут уже последний недобитый остался, и Аркаша теперь пришёл за мной?..

- Ну, что за всякие глупости к тебе в голову лезут, – прервал мои логические рассуждения Аркаша.

Я не стал удивляться тому, что уродец этот, как будто мои мысли прочитал.

Вообще последние месяцы жизни и удивляться я всему уже перестал, да уже и – бояться…

- В общем, Савелий, у меня тут мало времени. Ты только слушай. Что нужно у тебя само в памяти останется.

- Я не землянин. Прибыл из будущего к вам, из созвездия Лямбда-Центавра. Не сказать, что на нашей Лямбде нас очень ваша судьба беспокоит. Делайте, что хотите! Но мы, на Лямбде – ваши потомки.

Слава Богу, живём хорошо и хотели бы так жить дальше.

Но всё наше прекрасное существование может переломаться, если вы тут со своими коммунистическими идеалами доведёте мир до точки.
А, если вас не остановить, то вы, точно, весь мир грохнете.

Вам же себя не жалко, вам главное – чтобы всем, кто вокруг вас, насолить покруче.

Если у вас тут в России всё будет продолжаться дальше всё, как есть, то никакого будущего ни у кого не будет.
Рано или поздно какой-нибудь новый Российский пожизненный кормчий, выживши совсем из ума, нажмёт на кнопочку – и нет ни у кого будущего.

И даже не поздно или рано – мы знаем эту дату точно. Поэтому и заторопились. Послали меня.

Нет, не завтра всё должно случиться и не послезавтра.

Впереди ещё грязь, дерьмо, нищета. Среди процветающего вокруг обыкновенного, живого, мира.
Ведь у России сейчас – все враги. Она – в кольце врагов. Сытых, одетых. У всех, сволочей, хорошее настроение!

Поэтому-то и наступит в России нестерпимо для всех плохая, голодная, жизнь. Всё из-за этих врагов.

Даже Китай в трудную годину повернётся к нам своими многомиллионными жопами.

Что Россия имеет на сегодняшний день?

Интеллектуалов поубивали, повысылали, замучили. Работящих мужиков и женщин потравили газами, сгноили в лагерях.
Военные комиссии поотбирали на войну самых здоровых мужчин и их там почти всех уничтожили.
Сознательно ли – бессознательно, но в стране происходила отрицательная селекция. Выживали предатели, тюремщики, охранники и палачи.
Ну, и – весь этот слой партийных деятелей, которые сами себя именовали, как «ум», «честь» и «совесть» нашей эпохи.

Какая ещё страна может похвастаться тем, что позволяла в своих подвалах всякому кишечному содержимому, которое так и называли – «внутренние органы» – пытать выдающихся учёных?..

В какой стране шельмовались, выдворялись за её пределы будущие нобелевские лауреаты?

Какое будущее может быть у такой страны? И что она может натворить с окружающим её миром?
Вся Сибирь напичкана складами с оружием и боеприпасами. Они уже сами взрываются от старости, от безумного своего количества.
Вся Сибирь – это военные заводы, шахты для ядерных ракет.

Населению через жестяные тарелочки на стенах, а теперь уже и через плоские экраны импортных телевизоров с утра до вечера напоминают о врагах, которые вообще хотят всех россиян порезать на органы.

От всеобщей грамотности страну привели к всеобщей полуграмотности, цинизму, пофигизму.
В какой стране могут радоваться катастрофам и горю в другой стране? – В России!..

И – враги кругом, враги, враги…
А лучший способ защиты от врага – это нападение.

Народ всё время подзуживается, настраивается на военный лад.

Уже наступил момент, когда Россия подошла к краю черты, за которой катастрофа. Когда весь народ, хором, требует войны, захвата новых земель. Когда уже – сын – на отца и брат на брата – с вилами и ножами.

На Лямбда-Центавре мы – ваши потомки. У нас высокоразвитая цивилизация. И мы существуем, мы выжили только потому, что оттуда, из вашего будущего, решили принять превентивные меры.

Послали робота-терминатора. Меня.
Я должен был остановить процесс деградации России.

Нужно отметить, что особого рецепта тут придумывать не пришлось.

Если существовал уже в истории, опробован опыт отрицательной селекции, то почему бы не применить, не осуществить селекцию положительную?

И я взялся за его осуществление.

Ну, во-первых, общество нужно было привести в то состояние, когда оно само себя поделит на «своих» и «чужих».

Технологии известны: радио, газеты, телевизор. Кроме того – крайне благодатная почва. Народ жаждал Сильной Руки. Хотел смертных казней, жестокостей и был полностью готов к предательствам. Хромосома предательства непонятным образом сама сформировалась в советском человеке, она очень комфортно вписалась в общий ансамбль хромосом. На время задремала, но ждала своей активации.

Остальное было делом техники.

И я выпустил джинна из бутылки.

Казните, предавайте, ненавидьте! Арестовывайте, расстреливайте, сгоняйте несогласных в лагеря!

Ну, и, конечно, всё пошло, поехало!..

Но была во всей этой операции небольшая тонкость.

Всё ужасное, что происходило в это время на улицах и в тюрьмах – оно не происходило на самом деле. Это была включена виртуальная модель, игра. Где каждый мог самовыражаться, как хотел.
Четвертовать – пожалуйста! Сжечь ведьму на костре – вот тебе спички и хворост! «Матрица», в общем…

Таким образом, был выявлен весь ареал, вся популяция этих советикусов хомо. Те, кто не любит работать, кто подглядывает и подсматривает, кто гадит в подъездах. Все жестокости, все низменные инстинкты, порождённые коммунистической системой, как бы пометили их носителей особой флуоресцентной краской.

Виртуальная игрушка-модель помогла их выявить.

Оставалось их уничтожить.

Увы – других путей корректировки селекции, как нам ясно указал ещё дедушка Ленин – нет.

Замечена была ещё одна особенность «воспитанников» советской системы. Её способность к регенерации.
Стоило только новому начальнику страны снова вывесить над ней красный флаг, как регенерирующий вирус стал распространяться с фантастической скоростью. Забыты жертвы. Забыты годы лишений и унижения! Сталин – вождь и учитель! Берия – несостоявшийся талантливейший реформатор.

Почти, как мифическая Гидра. На месте одной срубленной головы появляются две…

Но Гидра бывшего Советского Союза оказалась ещё и модифицированной. Я уже говорил, что внутри хомо советикусов живёт вирус, который постоянно мимикрирует, приспосабливается к условиям окружающей среды, становится опаснее.

Советская Гидра сделалась мобильно-агрессивной. Стоило по телеприёмникам передать раздражительную информацию в адрес любого государства, как большинство страны буквально взрывается, заходится в справедливом гневе.
С помощью телевизора эту массу можно направить в любую сторону, натравить на любое государство.

Нет ничего святого для этого огромного количества взвинченных людей, которые хотят войны с теми, на кого им указали, которые жаждут крови…

Медлить было некогда…

И мною была запущена вот эта самая, наверное, жестокая, бесчеловечная, программа – сплошная аннигиляция, распыление на электроны и атомы тех, кто оказался помеченным компьютерной краской.

И это уже была не игра. Потому что от реализации этой программы зависело будущее страны. Мира…

Конечно, после такой «санитарной обработки» народу в нашей новой России стало заметно меньше.

Большинство, которое всех подавляло, заняло своё достойное место среди атмосферы и минералов. А меньшинство построит дороги, посадит на Марсе яблони, превратит всю страну – от Беларуси до Аляски в Новый Сингапур.

Кстати о Сингапуре. Хороший руководитель в этом государстве. И – что в нём для нашей Матери-Истории особенно ценно – руководил страной самолично, и не мешали ему при этом никакие ни выборы, ни перевыборы.

Вот России без царя никак нельзя. Царь, Вождь, Крепкая Рука. Ну, в общем, должен над народом обязательно кто-то сверху сидеть и его нянчить. По попке шлёпнуть, ежели зашалит.
Починить избёнку бабушке Нениле, куколку Барби ребёночку прислать на Новый год. Ну, а если где казнокрад какой объявится – то к стенке его без разговоров. Хоть кум он, хоть – сват!

Ну, такой правитель, чтобы мудрый, строгий и справедливый.

Тут ведь ещё такой моментик: Россия – страна-мазохист. А мазохизм не корректируется таблетками или же спасительными беседами с психоаналитиком. Вреда от него, впрочем, как и от гомосексуализма – никакого. Но, в определённый момент – подай ему всего, чего от него его мазохистская природа требует: поплюй на него, изваляй в грязи, в помоях, изнасилуй во все места прилюдно, чтобы до боли, до самого последнего унижения.

Вот и встала перед нами такая задача: создать для России идеального правителя, но обязательно вот такого – с учётом всей её духовности и самобытности.

Такого, чтобы и стране давал поступательное развитие, и попутно делал с её гражданами то, чего требовала их ментальность: встряхивал их каким-нибудь несуразным издевательством.

За основу взяли премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю.

Снаружи этот андроид просто сиял всеми качествами, любимыми русским народом: и строгий был, и детей в пупок целовал, и старушкам телефоны ставил.
Лицо, естественно, классического славянского типа. Как образцы, использовали лица советских актёров из популярных фильмов 30-х годов.

А внутрь ему вмонтировали всё, что знал и умел Ли Куан Ю, а, кроме того, обобщённый опыт управления государствами за несколько тысячелетий. Лучший опыт. Система могла адаптироваться, подстраиваться к новым условиям. В ней автоматически происходили все необходимые технические обновления!

И – самое-то главное!

Новый российский лидер был бессмертен. Ему не грозили инфаркты, грыжи и Альцгеймеры. Его можно было радостно переизбирать на сколько угодно сроков! И всё по закону, всё по Конституции!..

И – он уже у власти! Он уже руководит страной!
И ждёт теперь Россию неминучий расцвет. Как экономический, так и духовный.

Уже была у него и инаугурация. Всё, как у людей.

И начал новый Президент, конечно, с реформ, которые можно было бы назвать непопулярными, но у него сильная рука – никто и пикнуть не посмел.

Президент сразу же, не отходя от инаугурационной тумбочки, издал указ о новом Празднике.
Вообще-то Праздники – это то, что России всегда нужно. Чтобы выходные дни, выпить-закусить и всё такое.

Вот Президент и назначил Праздник: День Всенародного говнокупания.

Вообще хотелось датой этого Праздника выбрать 7 Ноября. День Всенародного нашего единства. Но – холодно в ноябре. Какой же это будет праздник – в холодном говне купаться!
Вот и решили гулять в самый жаркий день июня, а туда же и День единства перенести.
Потому что после купания все будут едины, похожи друг на друга, как никогда!

Что-то с возражениями пискнула оппозиция, которую для порядка тоже избрали возле Президента. Так вот их первыми в День Нового Праздника и выкупали.

А как всё выглядело! На площадях бассейны, фонтаны из говна! Полные говна домашние ванны и VIP-сауны!.. На каждом углу – киоски с пирожками, хачапури – чтобы заесть и – сто грамм. Каждая вторая стопка – бесплатно!
Естественно – День было объявлено считать не только праздничным, но и выходным.

Не будет никакого секрета, если я скажу тебе, что этот новый лидер России управляет ею и до сих пор у нас.

Да, всё у нас хорошо.
Но раз в год приходится купаться.

Всё-таки это лучше, чем катать тачку в лагере, или где-то в застенках подыхать под пытками.

С этим-то я и пришёл к вам.
И задачу выполнил.

Спасибо тебе, Савелий, что спас меня почти в самом начале моей миссии.

Из другого созвездия, где пока ещё главенствуют тёмные, деструктивные силы, был послан с целью убийства вашего покорного слуги другой терминатор. Но ему этого не удалось. Свою модель наши враги вообразили настолько совершенной, что рассчитали её только на разовое применение.

Но тут на их пути оказался ты, Савелий, со своим тяжелым ботинком.

Акция провалилась.

И тебя тоже в какой-то степени можно считать спасителем мира.

Ну, мне пора.
Нет, я не вернусь к себе обратно на Лямбду-Центавру. Ведь я обыкновенный робот. И тоже – терминатор. Тоже – разового употребления.

И мне сейчас нужно только разбить, расколоть последний чип, который сделает все процессы необратимыми.
Страна начнёт развиваться по новому пути. Сама. С новыми, настоящими людьми.
А я должен исчезнуть.

С этими словами уродец мой Аркадий снял с руки какое-то подобие часов или компаса, положил это на кирпич и буднично, с размахом, другим кирпичом по нему стукнул…

И… Всё… Распался сам на молекулы и атомы, как всё агрессивное большинство населения нашего прошлого…

Зашелестели на деревьях листья от лёгкого ветра. Откуда-то появились трамваи, одинокие прохожие.
Ведь начиналось утро.

Совсем новое утро моей новой страны…

© CD 2014

Похожие записи

вверх