ТЕРМИНАТОР. Часть I.

terminator

Уродец какой-то стоял возле меня на остановке маршрутных такси. Маленький такой. Похожего часто показывали в старых французских фильмах: большая голова, широко расставленные большие круглые глаза. Короткие кривые ножки.
Откуда ни возьмись – мотоциклист. Такой, как в страшных боевиках: Глухая чёрная каска, кожаный костюм, крутой, блестящий и длинный, мотоцикл. Который, даже когда едет на огромной скорости, то урчит мягко, почти нежно.

Уродец не на самом краю тротуара стоял, достаточно в глубине. Но мотоцикл, казалось, ещё издали выбрал его, как мишень и нёсся на маленького человечка убийственно и неотвратимо.
Я как-то автоматически сориентировался: не раздумывая, дал уродцу сильного пинка под зад. Так, что он отлетел в сторону на несколько метров. Мотоцикл промахнулся. Человечек сидел в облаке пыли, испуганно хлопая своими, не по телу большими, глазами.

Я к нему подошёл: – Вас, кажется, только что хотели убить?..

- Да, мне тоже так показалось, – ответил он, поднимаясь с земли, опираясь на протянутую мной руку.
Меня Аркадий зовут, – представился он. Программист. Работаю здесь неподалёку. Сегодня опаздывал на работу, решил проехать на маршрутке. Сократить время. А время для меня чуть не остановилось совсем…

Ну, познакомились, пожали друг другу руки и разошлись. О чём ещё разговаривать? Погода вокруг хорошая, летняя, что очевидно для обоих. А других тем для обсуждения при таких случаях больше, кажется, и не бывает.
Аркадий, по-видимому, решил-таки побыстрее попасть к себе на работу, быстро засеменил своими кривыми короткими ножками к первой попавшейся маршрутке и – исчез из моей жизни.

И я больше никогда о нём не вспоминал. Да и странный эпизод с мотоциклом тоже как-то выветрился из памяти.

Потому что вокруг стали происходить события совершенно невероятные. И даже – страшные.

Городок наш Орск тихий, спокойный. Ведёт себя, как все. Все в телевизоре ходят с плакатами «Даёшь Анжелу Дэвис!» – и в Орске ходят, дают. Альенде свободу? – конечно! Сколько ему уже можно томиться в застенках!
Получили в профсоюзе соответствующие плакаты и знамёна – и на митинг. Единодушно потребовали освободить Альенде.

Ну, потом так же дружно и организованно прошлись с транспарантами «Крымнаш!», «Казахстаннаш!», «Риганаш!». Получили в профсоюзе… Земли-то все вокруг наши исконно…

Огульно за это народ охаивать не нужно. Мы привыкли – нам что скажут, то и делать нужно. Не сделаешь – плохо будет. Тебе плохо. Детям. Папе с мамой.
Нет, но насчёт Крыма – тут, конечно, история особая. Тут уж нас никто не заставлял, не науськивал. И радость от завоевания, которое назвали присоединением, была совершенно искренней.

С Казахстаном, правда, вышло посложнее, но тоже пролезло.

Когда Назарбаев отошёл от дел, к власти, наконец-то прорвались настоящие националисты. У которых все мужчины с бородами, а женщины в хиджабах. «Аллах акбар», в общем.
Неказахам при Назарбаеве жилось ещё как-то терпимо. А тут стало совсем невмоготу. Ну и – запросили помощи у России североказахстанцы. Где русских ещё оставалось больше всего.

А Россия привыкла протягивать руку помощи. Есть примеры.

Вон – Украина сейчас буйно квитне под новым президентом Сергеем свет-Мироновым.

И мы уже не стали валять дурака с разными там «зелёными человечками», а просто ввели танки. Вот – сколько их было у нас в России – все их тихим ходом в Северный Казахстан и ввели. Кухни полевые развернули, стали местное население приучать кушать свинину.
Сделали пару неудачных запусков ракет с Байконура. Упали они, куда надо и такую дрянь разбрызгали!

И ихний казахстанский Махмут и заткнулся. Что ему было в ответ сказать? Только – «сэлемет сызбе!», «салям алейкум», дорогие русские братья! Тут желательно быть поделикатнее: «СТАРШИЕ русские братья!»

И бороды новое казахское правительство посбривало, а женщины сразу перешли на мини-юбки и стринги.

Байконур мы тоже с окрестностями присоединили. Ну, как же! Космос! Гагарин! Наше же всё!..
И – главное – все продолжили дружить дальше!
Победила дружба!

И у Организации Объединённых Наций наконец-то настоящие дела появились. С утра до вечера – сели-встали! Сели-встали! Осудили. Заклеймили. Поставили на вид. Взяли на поруки. Потому что до этого – не пил, не гулял!..

А Орск наш, вместе со всей Россией, продолжал вставать с колен.

На тех заводах, что ещё не позакрывались, стали возникать почины. Ну, например, наблюдались такие явления, что не все одобряли наши международные события. А это мешало нашему обществу красиво и строго по конституции вставать с колен.
И почины стали формулироваться так: – «расскажи о своём товарище по телефону, пошли СМС – получишь работу».
Прямое содействие политике государства могло обеспечить активиста уже не только работой, но и квартирой, путёвкой на Барсакельмес.

И – нужно сказать, – народ как-то воспрянул! Как будто пробудился от долгого тяжёлого сна.
Сначала ежемесячно, а потом и ежедневно стали проходить митинги в поддержку всего, что только что показали по телевизору. А там уже говорили, что нужно «стрелять, как бешеных собак», «смерть предателям!». Ну, не только старые, проверенные временем, лозунги, но и новые, прогрессивные: «Смерть пидарасам!».

Этих пидарасов стали даже отлавливать на улицах. Потому что они растлевают нашу замечательную молодёжь.

И тут нужно отметить, что пидарасов этих во время временной демократии развелось, как собак нерезанных. А ещё говорят, что они не размножаются! Ещё как!
По телевизору объяснили – простым делением прямой кишки.

И вот как их вычисляли и ловили: пидараса – его видно за версту: он в очках, с портфельчиком, айфончиком. Одевается аккуратно. Ну, пидарас – это тот же самый интеллигент. Только размножается через прямую кишку.

И вот специальные у нас орские народные дружины стали таких отлавливать и забивать ногами на улицах, так, чтобы всё это было показательно, чтобы все видели.

Проблемы были с «пятой колонной». Это же не одиночки. Это же колонна целая.

Но тут включились, помогли те, кого просили «стучать» куда следует через СМС. Не у всех получалось. Много ещё было ветеранов, которые не могли пользоваться мобильной связью и по-старинке писали доносы химическим карандашом на обыкновенной бумаге. Их можно было даже на улицах узнавать, у хлебных киосков: у всех языки были в чернилах от усердного пользования химическими карандашами.

Но ни один такой «сигнал», листочек, свидетельство «голоса из народа» не оставался незамеченным. Огромные фуры с надписью «Магнит» курсировали по городу и днём и ночью.

И – значительно поредел, посветлел наш город.

Да и вообще – атмосфера в нём радикально переменилась. Вышло-то всё почти, как по Ленину (Умный был мужик!): То о чем так долго мечтали большевики – СВЕРШИЛОСЬ!

Ну, пускай не большевики, но народ-то России уже давно мечтал о чем-нибудь подобненьком! Чтобы – доносы, расстрелы, чтобы – Сильная Рука!
И – вот ОНО и наступило!

Люди в обнимку, колоннами и с песнями ходили на очередную казнь педрилы или либераста. Особенно много смеху было, когда палач по старинке вздёргивал на дыбу, или четвертовал профессора какой-нибудь лженауки.

Безработица исчезла сама собой.

Сибирские лагеря были переполнены «пятыми колоннами», их нужно было охранять, перевоспитывать.
Лучше было бы, конечно, всех сразу пострелять, позамораживать зимой в товарняках, но не хватало «производственных мощностей». На страну так неожиданно обрушилась эта долгожданная свобода действий, что не успели ни газовых камер настроить, ни – крематориев, ни – персонала набрать.

Пришлось заниматься этой рутиной – «перевоспитанием».

Программисты и бизнесмены, мелкие предприниматели, фермеры и журналисты были вовлечены в общественно-полезный труд. Шили варежки.

Варежки превратились для нашей страны в экспортный продукт, даже потеснив на какое-то время углеводороды.
Нет, к рынку, к мировому спросу на варежки это не имело никакого отношения.
Но их предприимчивые бизнесмены западных стран покупали и употребляли на утепление стен в домах, заполняя пустоты в бетоне. Топили ими электростанции, многие из которых перевели с газового топлива на русские варежки.

Кроме того, каждый гость нашей страны получал теперь в подарок не только матрёшку, но и пару добротно сшитых варежек.

В Китай отправили целый состав – для утепления наших двусторонних отношений.

Фермера Иванова из посёлка Слюдяное тоже отправили «на варежки». Пахал с утра до ночи, сено заготавливал, свиней выращивал, в навозе по колено, почти круглые сутки стоял.

Вроде и взятки всем, кому надо, вовремя раздавал, но… купил вторую крутую иномарку. Вот тут-то он и попался! А говорил всё – «концы с концами!..»

Ну, уж совсем уж неподдающихся приходилось стрелять. На это тоже люди требовались.

Ну – и хоронить тоже. Не оставлять же всю эту падаль во дворах и в подвалах.

И – кровь лилась по улицам – это не фигура речи, не метафора, или иной какой литературный троп. Она лилась. И лилась отовсюду. Красная, липкая. Из-под дверей роскошного театра, по столбам, о которые разбивали головы инакомыслящих…

Но видно было, как это любо всем, кто уцелел.

Никто толком не знал, по какой системе идёт отбор новых жертв. Но в очередной раз почувствовать, что «не тебя», что ты – «свой», что пытают и уничтожают настоящих врагов – в этом такая доза адреналина присутствовала!..

Точнее – такая ДОЗА!

Одно только лицезрение пыток и убийств доставляло вставшим с колен россиянам неизъяснимое наслаждение. Ликование и праздники с фейерверками проходили почти еженощно на Кровавой Красной площади.

А век-то наступил совершенно новый, продвинутый! Кругом большие экраны, и всё показывается в 3 D!

Вот – по винтовой лестничке сбегают вниз чекисты нового поколения. Вот они в подвальчике заставляют раздеваться «врагов народа». Посмотреть, как раздеваются – тоже интересно. Вон – кто-то обосрался! Даже умереть красиво не умеет!

А потом – выстрелы, выстрелы, выстрелы! Всё в онлайне! Так их! Так! Дайте и мне револьвер!..

Потом – история же не стоит на месте. Применяли и передовой опыт коммунистов Кампучии: в целях экономии патронов укладывали приговорённых рядами на землю и – бульдозерами их! Бульдозерами!..
И – как удобно! Асфальт же кругом! Потом всю эту кашу из мяса и костей просто теми же бульдозерами сгребали, загружали в самосвалы и вывозили за город.

Проехалась поливальная машина, асфальт помыла – и всё!

Не обошлось и без нанотехнологий.

Семь составов с «пятой колонной» в «телячьих» вагонах загнали в шахту испытательного ядерного полигона и – «пшик» – и нету никакой колонны!

Только песочек чуть посыпался на мониторы с бруствера наблюдательного пункта.

Но – не сказать, что творилось всё, как в тёмные безбожные времена. Перед расстрелами и казнями чекисты обязательно крестились, в урочные дни ходили к батюшке исповедаться.
Бог – он же всё простит.

Ну, вот – пусть и прощает!..

Даже самая большая радость не может длиться бесконечно. Постепенно энтузиазм масс стал стихать, народ подустал маленько. Да и трудновато жить в городе, где, к примеру, никого не знаешь. Только с человеком познакомился, а тут его – хрясь – и нету. Уж очень интенсивно происходила ротация. Не то, что в тупых неповоротливых прошлого века 30-х годах.

А в один день улицы и опустели вовсе.

© CD 2014

Продолжение…

Похожие записи

вверх